Зиновьев Николай Александрович, с 1993 году член Союза писателей России, c 2009 года – член правления Союза писателей России.

Зиновьев Николай Александрович родился в 1960 году в станице Кореновской (ныне город Кореновск) Краснодарского края. Писать стихи Николай Зиновьев начал примерно с 1982 года под впечатлением стихов, опубликованных в журнале «Кубань». Первый опыт Зиновьева одобрил из- вестный на Кубани поэт Вадим Неподоба, чем и вдохновил на дальнейшее творчество.

В 1993 году Зиновьев был принят в Союза писателей России по первой книге стихов «Я иду по земле» (1987), c 2009 года – член правления Союза писателей России. Живёт в Кореновске.

Н.А.Зиновьев – лауреат Большой литературной премии России (2004), лауреат конкурса газеты «Золотое перо» (2005), литературно-театральной премии имени Виктора Розова «Хрустальная роза» (2008), премии Союза писателей России имени Эдуарда Володина «Имперская культура» (2009), Всероссийской православной литературной премии им. Александра Невского (2010.

Стихи публиковались в журналах «Наш современник», «Всерусский собор», «Дон», «Роман-журнал XXI век», «Родная Кубань», «Сибирь» и других. Живёт в городе Кореновске.

 

* * *

 

Так ум порочный мой устроен,

Что постоянно, не порой,

Гудят сомнения в нём роем

И не редеет этот рой.

 

Измучен я такой напастью,

И очень жаль, что не солгу,

Сказав, что и в твоём мозгу

Такой же рой гудит, к несчастью.

 

Но не веди себя, как овощ,

И чтоб осилить сей недуг,

Ты позови Христа на помощь.

А больше некого, мой друг…

 

Из анкеты

 

Материально обеспечен:

В дождливый день хожу в плаще.

В случайных связях не замечен

И не заметен вообще.

 

Безволен так же, как безвластен.

Не ангел, но и не злодей.

Женат. Имею двух детей.

К спасенью мира не причастен.

 

* * *

 

Туманом лжи окутана планета.

Как Ты, Господь, накажешь нас за это?

Туман, в котором мы живём не с верой,

Ты не смахнёшь ли вместе с атмосферой?

 

Ползёт туман, становится всё гуще,

Хохочет сатана на кураже,

И в то, что, брат, ждут райские нас кущи

Опять почти не верится уже…

 

Шестое чувство

 

Как змея, извивалась дорога,

То на гору вела, то на дно.

Я задумался очень давно:

Ощущенье присутствия Бога –

Не шестое ли чувство оно?

 

Оно мало чего объясняет,

Но не этим ли чувством Творец

Потихонечку всё ж вытесняет

Тьму из наших умов и сердец?

 

Из цикла «Неведенье»

 

1.

Вот пьяный бомж – наш брат плетётся,

Упал в густой тени берёз

И захрапел. А где проснётся

Никто не знает. Вот вопрос!

 

В аду ль, в раю ли, под берёзой?

Ответ оставлен на потом…

И с непонятною угрозой

Стрижи летают над прудом.

 

2.

Аэробус по курсу летел:

Кто в окошко спокойно глядел,

Кто разгадывал глупый кроссворд.

Кто глотал, запивая, лекарство,

И не ведал никто, что их борт

В двух часах от Небесного Царства.

 

3.

Неведом сердцу дух бродяжий,

Ведь то, что надо мне, всё здесь.

И пусть пруд с ряской – не лебяжий,

Но ведь и сам я – не Бог весть.

 

Всё соответствует друг другу:

В степи – трава, в пруду – вода,

И по воде, яко по суху,

Снуют жуки туда-сюда.

И грустно думаешь: «Когда

Всё это кончится, что будет?»

 

Воспоминание

 

Чувства грустные в опале,

Ночи звёздные без сна.

Удивительно совпали

Счастье, юность и весна.

 

Солнце ходит гулкой высью,

Облака бегут гурьбой,

И о чём я ни помыслю,

Всё наполнено тобой.

 

И какой-то добрый гений

Не давал тогда мне знать,

Что подобных совпадений

Больше мне не испытать.

 

Пейзаж

 

Над дорогой плывут облака,

И проносятся тени их мимо.

И настолько душа глубока,

Что с зияющей бездной сравнима.

 

Не всё сущее здесь, на виду,

И поэтому мне неизвестно:

Это я по дороге бреду

Или вид мой обретшая бездна?

Майским утром

 

Открытье ужасно-простое

Я сделал под крик петухов:

Очисти меня от грехов –

Останется место пустое.

 

Из детства

 

Над степью солнце поднималось

И пахло скошенной травой,

И так душе легко дышалось,

Что даже собственная малость

Не ощущалась таковой.

…И непомерная усталость

Не накрывала с головой.

 

* * *

 

Не обмануть души поэта:

Златой Телец царит в стране.

Не верю, что мой дед за это

Погиб когда-то на войне.

 

Приходит он ко мне ночами,

Когда в окошко дождь стучит,

С глазами полными печали,

Стоит у двери и молчит.

 

Не обвиняет, не кричит,

Стоит у двери – и молчит…

 

Моей Музе

 

Приносишь ты душе усталость,

Томленье – духу, мрак – уму.

Я не хочу, чтоб ты досталась

В наследство сыну моему.

 

Из детства

 

 

Загорелый, вихрастый. Задорный

На телеге сижу, а дорога

Превращается в путь самый скорбный,

Путь из детства, всё дальше от Бога…

 

После будут событья и даты,

Будет много и грязи, и лжи…

И щемящее чувство утраты

Незапятнанной детской души.

 

* * *

 

Когда исчезнет фарисейство?

Когда уйдет последний тать?

Когда закончится злодейство?

Когда начнётся Благодать?

 

Когда к Христу направим стопы?

Когда детей начнём рожать?

И вымирающей Европе

Не станем больше подражать?

 

Когда придёт конец всем бедам?

Могу сказать, но я молчу.

Как старый скептик, я ответом

Своим, боюсь, вас огорчу.

 

А если более серьёзно,

То это наша, брат, вина,

Что мы прозрели слишком поздно.

И в небесах созвездья грозно

Горят, как чьи-то письмена.

 

Из дневника

 

1.

Я не хочу смотреть в грядущее,

Там что-то страшное, гнетущее.

Зачем? Всё это для меня

Есть у сегодняшнего дня.

 

2.

Мы перестали быть народом,

Мы стали рыночной толпой, –

Толпа редеет год за годом

И тает в дымке голубой.

Наживы ветер всюду свищет,

И карлик смотрит свысока.

А выход где? Никто не ищет,

Хотя он есть наверняка.

 

* * *

 

А ощущать свою греховность,

Как говорится, в полной мере –

И есть та самая духовность,

Что пролагает тропку к вере.

В том, что пишу в неверном тоне,

Не обвиняй. Взгляни иначе.

Как назидательности в стоне,

Нет поучительности в плаче.

 

* * *

 

Проснулся. Молится жена

В соседней комнате прилежно,

Лежу и думаю неспешно:

«Какая умница она!

С утра от нас отводит зло, –

Пускай проходит стороною.

С женой мне очень повезло,

Но повезло ли ей со мною?»

 

1.

Золотое сечение

 

Хранимым Промыслом Господним,

Я как в невидимой броне.

Проснувшись, думаю:

«Сегодня Чему порадоваться мне?»

 

Не слышу голоса Господня,

Но шепчет ангел за плечом:

«Кого порадовать сегодня?» –

Вот должен думать ты о чём.

 

2.

Пусть не уйти от суеты,

Пускай невзгоды радость гасят,

Но жизнь мою мои мечты

Своей несбыточностью красят.

 

3.

Нет на земле отца и брата,

Апрельский вечер чудно тих.

Я знаю, что им нет возврата,

Но верю, что я встречу их.

 

Ночные обрывки

 

Цветы на обоях не радуют взор…

О геях и гоях идёт разговор

За тонкой стеною,

Но в этом ли суть?

Считаю баранов,

Стараюсь уснуть…

Заснул я, и снится

Мне чья-то страна,

Берёзовым ситцем

Торгует она…

 

Кукушка кукует

На старой сосне…

Болит и тоскует

Душа и во сне…

Незримые певчие

В небе поют…

Кукушка кукует…

Страну продают…

 

* * *

 

Если Он вездесущ, почему

Заблудился я в поисках Бога?

Сатана напустил эту тьму.

Одиноко и страшно уму.

Больше я говорить не могу,

Я и так рассказал слишком много.

 

Старушка

 

Седая, в беленьком платочке,

Суха, как пламя, и быстра,

Идёт из храма, где с утра

Молилась о запившей дочке.

 

Молилась слёзно и о сыне,

Который был убит давно

Среди чужой и злой пустыни,

Но для неё жив всё равно…

 

Придя домой, заварит чая

Из трав заброшенных полей,

Так и живёт, не замечая,

Ни лет, ни святости своей.

 

Летним утром

 

 

Я не гоню печаль свою взашей,

Она мне быть поэтом помогает.

Особенное виденье вещей

Особенную жизнь предполагает.

 

Но это объяснить в один присест

Не в силах ни поэт и ни писатель.

Блажен, кто верит, что могильный крест –

В иную жизнь обычный указатель,

 

Что нету ничего страшней греха,

Что всех нас ждет в итоге Суд Небесный,

Что даже крик простого петуха

Таит в себе знамения и бездны…

 

Благодать

 

У жизни очень много измерений.

Кто меряет её числом имений,

Кто – добрыми делами, кто-то – злыми,

А я свою – могилами родными.

Но я прошу вас мне не сострадать.

Ушедшие становятся дороже.

Такая мне досталась благодать

Довольно необычная, ну что же…

 

* * *

 

Люблю ходить по парку утром,

Где спит бездомный на скамье,

И в забытьи каком-то смутном

Необъяснимо сладко мне

Глядеть на листьев позолоту

И думать в гулкой тишине,

Что я ни детям, ни жене

Не нужен, по большому счету.

 

* * *

 

Я в детстве жил на берегу

Реки, текущей по равнине.

Те годы светлые доныне

Я в своём сердце берегу.

 

Там жизнь текла, а не казалась,

И с ней сливалась Божья милость.

Там всё, чего душа касалась

Бессмертным с нею становилось.

 

Я снова вижу свет зари,

Туман слоистый над рекою,

Все годы прошлые свои,

Как ветви, отведя рукою.

 

* * *

 

Владимиру Скифу

 

Мне нельзя доверяться уму,

Как бы ни было это обидно,

Но я, брат, до сих пор не пойму:

То ли страшно мне жить, то ли стыдно.

 

Превратился в паденье полёт,

И куда-то исчезла удача.

Пусть душа, если может, поёт

Накануне всемирного плача.

 

* * *

 

Снова осень в российской глубинке,

В паутине росинка дрожит.

Я иду по шуршащей тропинке,

Если встану, она не шуршит.

 

Опадает последнее семя,

Дотлевает в золе уголек.

День, когда и пространство, и время

Упразднятся, уже не далёк.

 

На хуторе

 

Громко ткань рассветной тишины

Разорвал петух соседский с жерди.

Приближенье чувствуя войны,

Я готов ли к подвигу и жертве?

 

Мужества довольно ли во мне?

С трепетом и страхом вопрошаю…

Ходики сползают по стене,

И блестят зарницы – к урожаю.

 

Дни скорби

 

Всегда с небес в такие дни

Я слышу пенье хоровое:

«Чтоб зло увидеть мировое

Ты просто в зеркало взгляни».

Душа скорбит от этих слов,

Ей хочется забиться в нишу

Моих далеких детских снов…

Как эти дни я ненавижу!

 

* * *

 

Сергею Зубареву

 

На крутом повороте

Мысли – можно упасть.

Говоря о народе,

Помни: ты его часть.

 

Оставайся поэтом

В жизни этой и той.

У идущего к Свету

Каждый день – золотой.

 

Снова в парке

 

Сергею Котькало

 

Пускай пустынен парк осенний

И неулыбчив старый дворник,

Всё в этом мире Воскресеньем

Чревато, даже этот вторник

С его дождём и листопадом…

Ну, что тебе ещё скажу?

Стою на мостике горбатом,

На воду чёрную гляжу,

И, как положено поэту,

Невольно думаю про Лету…

 

Грозовой ночью

 

Вовсю шумели водосливы,

И гром резвился в вышине.

«О, мерзкий карлик похотливый,

Живущий столько лет во мне,

 

Когда ты сдохнешь?» – как в испуге

Возник вопрос и сгинул прочь.

А в небесах, ломая руки,

Металась молния всю ночь…

 

Основные издания:

 

Я иду по земле: стихи – Краснодар, 1987.

Полёт души: стихи – Краснодар, 1997.

Седое сердце: стихи – Краснодар, 1999.

Дни, дарованные свыше: стихи – Москва, 2003.

 

Николай Зиновьев

 

На самом древнем рубеже: стихи – Краснодар, «Раритеты Кубани», 2004.

Новые стихи – Москва, 2005.

Души печальные порывы: стихи – Краснодар, 2006.

Я наследник любви и печали: стихи – Армавир, 2007.

Вкус огня: стихи – Кореновск, «Кореновская типография», 2007.

На кресте: стихи – Новосибирск, 2008.

Я – русский – Краснодар, «Советская Кубань», 2008; Киев, 2008. Над смыслом бытия – Иркутск, Издательский центр «Сибирь», 2009. Круг любви и родства – Краснодар, «Периодика Кубани», 2010.

Избранное: стихи – Москва, «Российский писатель», 2010.

Призрак оптимизма: стихи – Краснодар, «Советская Кубань», 2010. Русская жена: книга, DVD – Архангельск, Издательство «Правда Севера» , 2010.

Круг любви и родства: стихи – Краснодар: «Периодика Кубани», 2010.

Дождаться воскресения: стихи – Ростов-на- Дону: Фирма «Ирбис» , 2013.

Ночной дневник: стихи – Ростов-на-Дону: Фирма «Ирбис», 2015.

Стена: стихи – Ростов-на-Дону: Фирма «Ирбис», 2016.

На Родине: стихи – Ростов-на-Дону: Фирма «Ирбис», 2016.

Сборник стихотворений – Краснодар : «Традиция», 2016.

 

Интернет-ресурсы:

http://www.stihi.ru/2011/01/13/7999 http://rospisatel.ru/sinoviev.htm

http://www.ya-zemlyak.ru/avtpoesia.asp?id_avt=231 http://vk.com/club17074048

 

Статья в Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B8%D0%BD%D0%BE% D0%B2%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA

%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%90%D0%BB%D0%B5

%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE

%D0%B2%D0%B8%D1%87

Меню